Get Adobe Flash player
    Краеведение

    Танкостроение в Харькове: история создания танка БТ-7

    Павлов, М. В., Желтов, И. Г., Павлов, И. В.


    Лёгкий танк БТ-7

    Работы по созданию легкого колесно-гусеничного танка БТ-7 были развернуты в начале 30-х гг. с целью повышения огневой мощи танков БТ.

    21 февраля 1932 г. на заседании Комиссии обороны (КО) в третьем пункте протокола № 7 было признано необходимым «вооружать 50% танков БТ 3-х дюймовой пушкой». Еще через месяц, 19 марта, рассматривая вопрос о выполнении танковой программы (протокол № 9 пункт 2), КО вторично постановила: «НКВМору [Наркомату по военным и морским делам] и НКТяжпрому в месячный срок разрешить вопрос о вооружении танков БТ и Т-26, особо выделив установку 76,2-мм пушки на эти танки без изменения их конструкции».

    Первые эскизные проработки новой машины, сделанные на ХПЗ в опытном отделе Т2О под руководством А. О. Фирсова в октябре 1932 г., показали, что без изменения конструкции корпуса (против чего была КО) установить 76-мм пушку на танк БТ не удастся. Вот почему, 28 января 1933 г. между УММ РККА и ХПЗ, был подписан договор на проектирование и изготовление танка БТ с 76,2-мм пушкой и новой конструкцией носовой части машины. К конструктивной проработке установки 76,2-мм пушки в танк БТ КБ опытного отдела Т2О приступило во второй половине мая 1933 г. Как видно из оперативной сводки ВП на ХПЗ военного инженера Кинсбурга по состоянию опытных работ на 22 мая 1933 г. конструкторское бюро «Т2О приступило к разработке в чертежах:
    Корпус машины — конструктивно меняются в передней части все броневые листы.
    Нос машины закругляется по радиусу приблизительно 230 мм. Ширина в самом узком месте носа — 500 мм, вместо 250 мм на БТ и БТ-5. Длина корпуса и машины не меняется. Нос сварной, на основе конструкции сварного корпуса [опытного танка] БТ-6. Сиденье водителя перенесено вперед вместе с кулисой, рычагами управления бортовыми фрикционами и управления зажиганием, причем боевое помещение [отделение] увеличилась на 100 мм.
    Ведется работа по изменению кормы машины в целях увеличения запаса горючего и улучшения бронировки незащищенных листов».

    В первых числах июня 1933 г. директор ХПЗ И. П. Бондаренко направил начальнику УММ РККА И. А. Халепскому фотоснимки модели, разработанного эскизного проекта танка БТ с 76,2-мм пушкой. И уже 9 июня помощник начальника УММ РККА Г. Г. Бокис уведомил директора ХПЗ о том, что «заключение по фотографии [эскизного проекта] дать невозможно», и просил представить в УММ РККА на рассмотрение весь проект, а не только фотографии. Этого руководство завода сделать не могло, так как к 1 июля 1933 г. коллективу конструкторов Т2О удалось полностью завершить лишь проработку эскизного проекта корпуса танка с установкой дополнительного 7,62-мм пулемета ДТ у механика-водителя. Изготовление же чертежей продольного разреза танка с башней, началось только в начале июля. По содержательной части проекта на ХПЗ к 1 июля было выполнено лишь 85%, а по общему объему — только 10% проектных работ.

    Необходимо отметить, что на ХПЗ к этому времени был полностью закончен эскизный проект башни с установкой 76,2-мм пушки и раздельной установкой 7,62-мм пулемета ДТ. По оценке самих работников Т-2О полностью проект танка мог быть готов лишь к концу сентября 1933 г. Таким образом, уже летом 1933 г. стало очевидно, что «Правительственное задание — дать 100 машин с 76,2-мм пушками в IV квартале слишком затягивается». На снижение темпов проработки проекта танка БТ с 76,2-мм пушкой в немалой степени повлияло и Решение правительства о замене танков БТ плавающими танками ПТ-1.

    13 августа 1933 г. Советом Труда и Обороны (СТО) было принято Постановление № 71 «О системе танкового вооружения РККА», в котором в частности указывалось: «С 1934 г. начать постепенное внедрение в производство в качестве оперативного танка плавающей машины ПТ-1 с таким расчетом, чтобы с 1936 г. полностью перейти на развернутое производство этого танка на базе и за счет производства танка Б-Т».

    Забегая вперед, отметим, что в 1934 г. был изготовлен только один опытный образец танка ПТ-1 и согласно Постановления СТО № 71 от 19 июня 1935 г. было решено «оставить на вооружении танк БТ. Отказаться от замены его на танк ПТ-1».

    Коллектив ХПЗ представил проект танка БТ с установленной 76,2-мм пушкой на рассмотрение начальнику УММ РККА только в начале декабря 1933 г. В целом проект был одобрен за исключением установки пулемета рядом с механиком-водителем. В распоряжении № 378416 от 31 декабря 1933 г. начальника 3-го управления УММ РККА И. А. Лебедева директору ХПЗ указывалось, что «В выполненном вами проекте [танка] БТ-7 с 76,2-мм пушкой, установку пулемета рядом с водителем упразднить из-за затруднений в действиях механика-водителя и невозможности заряжать и стрелять водителем».

    В связи с тем, что основная часть конструкторов Т2О в конце 1933 г. — начале 1934 г. была занята установкой в танк БТ-5 дизеля БД-2 и авиационного двигателя М-17, то комплект чертежей на изготовление опытной машины, получившей наименование БТ-7, был готов лишь в марте 1934 г. Над проектом работали инженеры Дорошенко, Ульяненко, Курасов, Веселовский и Райхель. При проектировании опытного образца танка БТ-7 были учтены все предложения и замечания, полученные в ходе испытаний опытной машины БТ-6. В качестве силового агрегата изначально предусматривалось устанавливать в танк переделанный авиационный двигатель М-17 вместо применяемого на танке БТ-5 двигателя М-5. Это было вызвано тем, что последний был снят с производства к началу 1934 г. В апреле 1934 г. управляющий Специальным машиностроительным трестом (Спецмаштрестом) К. А. Нейман утвердил технические требования на танк БТ с двигателем М-17Б, причем, «установка двигателя М-17 должна [была] быть произведена без изменений основных габаритов машинного отделения танка».

    На следующий день, после утверждения технических требований, 14 апреля 1934 г. управляющий Спецмаштрестом К. А. Нейман отдал распоряжение директору ХПЗ И. П. Бондаренко «предусмотреть на разработанную конструкцию танка БТ-7 установку башни с 45-мм пушкой. Срок разработки — июнь 1934 г. Срок изготовления — август 1934 г.».

    Во второй декаде апреля 1934 г. первые три двигателя М-17 прибыли на ХПЗ с завода № 26 в Рыбинске, где они были подвергнуты ряду конструктивных переделок: мощность ограничена до 400 л. с. (294,1 кВт), длина коленчатого вала уменьшена на 160,9 мм, плунжерный топливный насос заменен шестеренчатым, уплотнены воздушные трубопроводы и улучшена защита от пыли газораспределительного механизма, после чего двигатель получил обозначение М-17Т (Т — танковый).

    Первый опытный образец танка БТ-7 с двигателем М-17Т был изготовлен в цехе опытного отдела Т2О к 1 мая 1934 г. Машина сразу же была направлена на заводские испытания, в ходе которых, была отмечена повышенная температура охлаждающей жидкости (105°С). После установки нового водяного насоса конструкции ЦИАМ и нового вентилятора конструкции ЦАГИ, повторные заводские испытания опытного образца танка БТ-7 13 июня 1934 г. прошли вполне удовлетворительно. Первый опытный образец танка БТ-7 имел следующее вооружение: в башне эллипсовидной формы со скошенной крышей были установлены 76,2-мм пушка обр. 1927 г. с укороченной длиной отката и автономный 7,62-мм пулемет ДТ, расположенный в шаровой опоре. Принятая форма и габарит башни были определены как контур наименьших размеров, охватывающий собою вооружение, членов экипажа и механизмы, необходимые для эксплуатации вооружения. Такой способ позволил получить башню, имевшую наименьшие размеры по сравнению со всеми существовавшими в то время башнями с аналогичным вооружением. Роль маски выполнял полуцилиндрический броневой лист, прикрепленный к специальным кронштейнам установки пушки и поворачивавшийся вокруг цапф вместе с пушкой. Установка вооружения обеспечивала углы наведения для орудия и пулемета в вертикальной плоскости от — 8° до + 25°. Угол горизонтальной наводки пулемета без поворота башни составлял 20°. Второй 7,62-мм пулемет был установлен в лобовом листе корпуса в шаровой опоре, справа от механика водителя. В боекомплект танка входили 55 выстрелов и 2898 патронов (46 пулеметных дисков). Часть боекомплекта (18 выстрелов) размещалась в специальной карусельной укладке находившейся в кормовой части башни.

    Второй опытный образец танка БТ-7 был изготовлен к 7 ноября того же года. Из-за недостаточной отработки установки 76,2-мм пушки для танка БТ, согласно принятому в апреле 1934 г. решению, на нем была установлена 45-мм танковая пушка обр. 1932 г. со специально сконструированной маской. Проектом так же предусматривалась возможность установки 76,2-мм пушки ПС-3 с другой конструкцией маски.

    Для наблюдения за полем боя и ведения стрельбы в башне устанавливались перископический и телескопический прицелы и три смотровых прибора. Для стрельбы из личного оружия экипажа имелись три отверстия, закрываемые броневыми пробками. На крыше башни размещались два люка для посадки и выхода экипажа из машины, а также лючки вентиляции и флажковой сигнализации. Экипаж танка состоял из трех человек.

    Корпус машины был выполнен цельносварным. Все, ранее использовавшиеся в его конструкции стальные отливки (носовая часть, картеры бортовых редукторов, подмоторная рама и др.), были заменены на равнопрочные штампованные, что существенно снизило массу корпуса. Носовая часть корпуса была расширена до 440 мм (вместо 210 мм у БТ-5), что позволило перенести вперед приводы управления танком и сиденье механика-водителя. Были увеличены наклон (до 33°51') и ширина лобового листа расположенного перед механиком-водителем, что позволило установить рядом с ним автономный курсовой пулемет. Перекомпоновка оборудования корпуса позволила увеличить длину боевого отделения на 100 мм и установить новую башню увеличенных размеров. Башня данной конструкции башни и курсовой пулемет при постановке танка БТ-7 на серийное производство были отменены.

    Конструкция корпуса танка облегчала доступ к топливным бакам и сокращала время снятия навесной брони. Над радиаторами системы охлаждения были установлены бронированные колпаки, исключавшие возможность повреждения радиаторов при обстреле. Броневые детали корпуса и башни двух опытных образцов были изготовлены из конструкционной стали марки 3. Броневую защиту машины предполагалось сохранить на уровне танка БТ-5.

    В кормовой части корпуса танка был установлен четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный карбюраторный двигатель М-17. Проектом предусматривалась возможность установки на машину двух типов двигателей М-5 и М-17. Первый предполагалось устанавливать до освоения серийного капитального ремонта двигателя М-17. Для увеличения возимого запаса топлива и улучшения защиты кормовая части корпуса машины была полностью забронирована. В корме танка был установлен дополнительный топливный бак емкостью 480 л, а общая емкость топливных баков достигла 840 л.

    Для постановки дымовых завес был проработан вариант размещения двух резервуаров для серной кислоты (H2SO4) за кормовым топливным баком. Установка этого оборудования была реализована на втором опытном образце машины. Кислота под давлением выхлопных газов через специальный клапан поступала в выхлопные трубы и затем распылялась в атмосферу. Нагнетание выхлопных газов в резервуары с кислотой осуществлялось с помощью запорного крана, приводимого в действие приводом из боевого отделения специальным. Для поддержания заданного давления в резервуарах устанавливался предохранительный клапан.

    В качестве средств связи на танке предполагалась установка в нише башни радиостанции 71-ТК-1 «Шакал» с поручневой или 4-х метровой штыревой антеннами.

    Характеристики подвижности были сохранены на уровне танка БТ-5. В ходовой части использовалась новая мелкозвенчатая гусеница.

    Доработка чертежно-технической документации для организации серийного производства по результатам испытаний двух опытных образцов продолжалась в течение 1935 г. Чертежи для изготовления серийного танка БТ-7 были отработаны и переданы в цеха завода во второй половине 1935 г. Однако вооружение машины было оставлено таким же, как у танка БТ-5. Это было связано с тем, что еще к осени 1934 г. в КО окончательно не был решен вопрос о выборе единого варианта конструкции башни под установку 76,2-мм пушки ПС-3 для танков БТ и Т-26. Поэтому в ноябре 1934 г. ХПЗ был выдан заказ на изготовление в 1935 г. 300 танков БТ-7 с 45-мм пушкой, установленной в стандартной башне танка БТ-5. В декабре 1934 г. заказ ХПЗ на производство танков БТ-7 был увеличен до 650 машин по цене 98000 рублей (в ценах тех лет) за каждую. Однако, из-за несвоевременной подачи броневых деталей Мариупольским металлургическим заводом им. Ильича и двигателей М-17 заводом № 26, а также в связи с необходимостью доработки чертежей, производство танка БТ-7 на ХПЗ было начато только в последнем квартале 1935 г. Несмотря на все старания, коллективу завода так и не удалось в 1935 г. выполнить правительственное задание. До конца г. было изготовлено лишь 240 линейных танков и 260 танков БТ-7, оснащенных радиостанцией 71-ТК-1.

    С установкой в танках БТ-7 двигателей М-17 выявились недостаточная прочность коробок передач трансмиссии (КПТ) танка. Дело в том, что в трансмиссии танка БТ-7 использовалась коробка передач танка БТ-5, в конструкции которой была усилена лишь коническая пара шестерен. Конструкторы завода №183 посчитали, что этого будет достаточно для обеспечения надежной ее работы совместно с двигателем М-17, мощность которого была такой же, что и у двигателя М-5 устанавливаемого на танке БТ-5. По неизвестным причинам в конструкторском бюро Т-2К пренебрегли значительно большим (на 18–27%) крутящим моментом, который развивал двигатель М-17 по сравнению с двигателем М-5. Очевидно конструкторов успокоил тот факт, что во время заводских испытаний опытный танк БТ-7 прошел свыше 2300 км без замечаний в работе КПП. Но одно дело, когда за приводами управления опытного танка находился профессиональный водитель-испытатель, и совсем другое, — когда боевую машину в войсках стали осваивать молодые механики-водители, имевшие недостаточные навыки управления боевой машиной.

    К июню 1936 г. в тот момент, когда заводом № 183 в войска уже было поставлено 687 танков БТ-7, в РККА создалось катастрофическое положение с их боеготовностью. Во время эксплуатации танков БТ-7 выяснилось, что из-за деформации стенок картера коробки передач и разрушения шарикоподшипников промежуточного вала, безаварийной работы машины хватало лишь на 500 км. Военная приемка завода № 183 даже была вынуждена прекратить прием готовых машин.

    Для поиска выхода из создавшегося положения на ХПЗ были организованы в большом масштабе испытания коробок передач на тормозах «Фруда», а также было начато проектирование двух вариантов новых коробок, предложенных конструкторами В. М. Дорошенко и А. А. Морозовым. После проектирования и изготовления опытных образцов коробок передач, которые прошли всесторонние испытания на шести танках БТ, к постановке на серийное производство была принята трехскоростная коробка, конструкции А. А. Морозова, с передним расположением конической пары и с горизонтально расположенными валами, выполненная по схеме коробки передач танка БТ-5. Срочным порядком в войсках, на всех ранее выпущенных танках БТ-7 была осуществлена замена коробок передач старой конструкции на новые. Одновременно с этим, на танке БТ-7 был проведен и ряд других конструктивных изменений.

    В 1937–1938 гг. за оснащение РККА ненадежной боевой машиной целая группа «вредителей» завода № 183 и ряд работников из состава военной приемки АБТУ РККА на заводе были арестованы (большинство из которых впоследствии были реабилитированы).

    Несмотря на то, что на серийном танке была установлена 45-мм пушка, в КБ ХПЗ продолжались проектные работы по отработке установки 76,2-мм пушки. Еще в середине декабря 1933 г. на ХПЗ с ленинградского Опытного завода им. С. М. Кирова поступил полный комплект чертежей на башенную установку Т-26–4 с 76,2-мм пушкой обр. 1927 г. (КТ-28) опытного танка Т-26А. КБ ХПЗ под руководством А. О. Фирсова переработало чертежи этой установки применительно к танку БТ-7. Прежде всего, это касалось погона башни, верхняя (съемная) часть которого была выполнена по типу погона танка БТ-5. Кроме того, толщина крыши башни была увеличена с 8 до 10 мм, а клепаное соединение стыка планки вертикальных листов было заменено на сварное.

    1 апреля 1935 г. по устному распоряжению И. А. Халепского с государственного Ижорского завода на ХПЗ была отправлена одна башня Т-26–4. Опытный же образец танка с 76,2-мм пушкой КТ-28, установленной в башне Т-26–4, получивший наименование БТ-7А (А — «артиллерийский»), был изготовлен ХПЗ в октябре 1935 г. и 19 октября 1935 г. прошел испытания на заводском полигоне ХПЗ. За время испытаний было произведено 197 выстрелов. Наведение орудия на цель осуществлялось как с помощью телескопического прицела ТОП, так и с помощью перископического прицела ПТ-1. В протоколе по результатам заводских испытаний представителем 5-го отдела АБТУ майором Сакс была отмечена «необходимость удлинения брони маски [пушки] вниз на 30 мм «для уменьшения зазора между корпусом и башней. После проведения указанной доработки танк БТ-7А был принят на вооружение РККА.

    Первая — головная серия машин БТ-7А была собрана на заводе № 183 (так стал называться ХПЗ со второй половины 1936 г.) 30 августа 1937 г. К концу 1937 г. было изготовлено 155 «артиллерийских танков». Причем, 32 изготовленных машины из-за отсутствия 76,2-мм пушек так и не были переданы заводом представителям ВП в 1937 г. В следующем — 1938 г. один танк БТ-7А был отправлен в г. Горький (Нижний Новгород) на завод № 92. На 10 из 32 машин были установлены 76,2-мм пушки КТ-28, на остальных машинах (21 шт.) к концу 1938 г. башни Т-26–4 были заменены на конические с установкой 45-мм пушек. На всех этих танках были установлены мелкозвенчатые гусеницы и ведущие колеса гусеничного хода с металлическими бандажами. Таким образом, в РККА было поставлено всего 133 танка БТ-7А, из них 11 машин были оснащены радиостанциями 71-ТК-1 (71-ТК-3). Эти танки поступали на укомплектование артиллерийских дивизионов, непосредственно взаимодействующих на поле боя с танковыми частями и подразделениями.

    В качестве основного оружия использовалась 76,2-мм пушка КТ-28 обр. 1927/32 гг., установленная в цилиндрической башне с кормовой нишей. Для ведения стрельбы и наблюдения на поле боя использовались телескопический (ТОП) и перископический (ПТ-1) прицелы. Вспомогательным оружием танка являлся 7,62-мм пулемет ДТ, автономно установленный в башне в шаровой опоре справа от пушки. На части линейных танков с 1937 г. устанавливались зенитный и тыльный пулеметы (на танках с радиостанцией тыльный пулемет не устанавливался) этой же марки. Боекомплект машины состоял из 50 выстрелов и 3339 патронов к пулеметам ДТ для линейного и 40 выстрелов и 2016 патронов — для танка, оснащенного радиостанцией.

    В остальном конструкция танка БТ-7А не отличалась от конструкции серийного танка БТ-7.

    В целях повышения пулестойкости башни машины, КБ завода № 183 в первом квартале 1937 г. разработало новую конструкцию сварной конической башни с углом наклона бортов 15°. Для защиты танка с кормы было спроектировано размещение в нише башни пулемета в шаровой установке. Кроме того, на танке были установлены усиленные балансиры и бортовые редукторы, выполнено усиление осей управляемых колес, а для уменьшения износа проушин траков была спроектирована мелкозвенчатая гусеница.

    Эти нововведения были подвергнуты длительным испытаниям на одном из опытных образцов танка БТ-7 и на основании полученных положительных результатов, все эти мероприятия были введены в серийное производство с 1 сентября 1937 г.

    Для повышения вероятности поражения цели при стрельбе с хода в Особом конструкторском бюро (Осконбюро) под руководством инженера В. А. Павлова в 1934 г. был разработан прицел ТОП-1 «Орион» с гироскопически стабилизированной линией прицеливания. В 1936 г. эти прицелы в опытном порядке были установлены на трех танках БТ-7, один из которых (танк № 6018) в период с 6 по 14 января 1937 г. прошел испытания на Сенежском полигоне ВАММ РККА.

    Во время испытаний лейтенант Погорельских вел стрельбу сходу бронебойными снарядами по щиту 10x10 м, находившемся на удалении 1000 м. При скорости движения танка 25–30 км/ч вероятность поражения щита находилась в пределах от 25% до 33%, а при включенном стабилизаторе «Орион», этот показатель возрастал до 53–66%. Причем боевая скорострельность составляла 1,5–3 выстр./мин.

    В заключении по испытаниям 45-мм танковой пушки и прицела ТОП со стабилизированной линией прицеливания, установленных на танке БТ-7 было отмечено: «...комплекс полигонные испытания в основном выдержал. Преимуществом комплекса является значительное улучшение ТТХ танкового вооружения по сравнению с существующим [вооружением] «.

    По результатам испытаний стабилизированный прицел ТОП-1 был принят на вооружение. В 1937 г. уже планировалось выпустить 420 танков БТ-7, оснащенных стабилизированными прицелами.

    В 1938 г. была улучшена конструкция 45-мм танковой пушки. Ее бронебойный снаряд, имея массу 1,425 кг и начальную скорость 760 м/с, пробивал на дистанции 500 м броню толщиной 61 мм, а подкалиберный снаряд массой 0,85 кг и с начальной скоростью 1070 м/с на этой же дистанции пробивал броневую преграду толщиной до 81 мм. Производство [122] танков БТ-7 продолжалось до 1939 г. За это время было выпущено 2596 линейных танков и 2017 машин, оснащенных радиостанцией.

    После разработки и изготовления опытного образца дизеля БД-2 в 1935 г., а также проведения его испытаний в танке БТ-5, были выявлены ненадежность работы кривошипно-шатунной группы, поршневой группы и распределительного устройства. На основании результатов испытаний было принято решение о внесении в конструкцию дизеля изменений, которые обеспечили бы надежность работы двигателя в танке. Одновременно была начата конструктивная проработка установки дизеля в танк БТ-7 в части отработки масляной системы и охлаждения масла, главного фрикциона, вентилятора. Четыре опытных образца танка с дизелем БД-2, получивших заводское обозначение А-8, были изготовлены осенью 1936 г, два из которых в том же году успешно прошли заводской пробег в 1000 км на колесном ходу и 4000 км — на гусеничном.

    Машина А-8 отличалась от серийного танка БТ-7 обр. 1936 г. установкой дизеля БД-2 мощностью 400 л. с. (295 кВт). Пуск дизеля производился с помощью двух стартеров «СМС» мощностью по 6 л. с. (4,4 кВт) или сжатым воздухом. Система смазки двигателя — комбинированная, с «сухим» картером. На двигателе был установлен трехсекционный масляный насос, две секции которого были нагнетающими, одна откачивающей. В целях улучшения условий работы дизеля радиаторы системы охлаждения были сделаны более широкими. Кроме того, был разработан новый воздухоочиститель с повышенной степенью очистки, который устанавливался непосредственно на двигатель. В связи с ростом величины передаваемого крутящего момента, элементы трансмиссии машины, заимствованной у танка БТ-7, были усилены. Вооружение и броневая защита танка остались такими же, как у танка БТ-7 обр. 1936 г.

    В результате проведенных мероприятий по установке дизеля БД-2 боевая масса танка А-8 возросла до 13 т, а запас хода увеличился почти вдвое по сравнению с запасом хода танка БТ-7 обр. 1936 г. с карбюраторным двигателем М-17Т. При емкости топливных баков машины 680 л, запас хода танка по шоссе при движении на гусеничном ходу достигал 600 км и 900 км — при движении на колесном ходу.

    После испытаний и доводки дизеля В-2 (БД-2), а также всесторонних длительных государственных испытаний двух опытных образцов в июне 1939 г., доработанный дизель В-2 мощностью 500 л. с. (368 кВт) приказом по Наркомату от 5 сентября 1939 г. был рекомендован для серийного производства и установки его в танк, получивший наименование БТ-7М (встречается также наименование БТ-8 — по номеру заводского обозначения). Серийное производство танка БТ-7М было развернуто с декабря 1939 г. и продолжалось до сентября 1940 г. Это был последний представитель семейства серийных легких колесно-гусеничных танков БТ. Всего было выпущено 788 таких машин.

    Дизель В-2 с самого начала имел настолько высокие основные технические показатели (по экономичности расхода топлива, относительной простоте и технологичности конструкции и др.), что это позволило путем проведения последующих модернизаций оснащать им многочисленные образцы бронетанкового вооружения и техники на протяжении многих десятилетий, вплоть до настоящего времени, включая танки Т-72 и Т-90.(выделено мною - А.Балаклиец)

    В связи с установкой дизеля с обеспечивающими его работу системами, двух стартеров и четырех аккумуляторных батарей масса танка БТ-7М возросла до 14,65 т. Вооружение и броневая защита танка остались на уровне танка БТ-7.

    Наряду с установкой в танк дизеля В-2, конструкторским коллективом завода № 183 была улучшена защита главного и бортового фрикционов от проникновения пыли к подшипникам и трущимся частям, снижены вдвое усилия на рычагах управления бортовыми фрикционами за счет применения шарикового выключающего механизма вместо наклонных храповиковых плоскостей, расширены и применены колодочные тормоза с накладками из чугуна вместо феродо. В днище машины в боевом отделении был сделан аварийный люк-лаз. В связи с увеличением массы танка БТ-7М и для уменьшения колебаний корпуса, были усилены крайние узлы подвески опорных катков. Кроме того, была введена целая серия мелких усовершенствований механизмов и деталей, направленных на повышение надежности и долговечности работы танка.

    Запас хода машины по сравнению с танком БТ-7 увеличился почти вдвое и составлял по шоссе 520–630 км на гусеничном и 1070–1250 км на колесном ходу. Танк развивал максимальную скорость на гусеничном ходу 62 км/ч и на колесном — 86 км/ч. Однако с увеличением массы машины резиновые бандажи опорных катков при движении на колесном ходу на высшей передаче выходили из строя уже через 50–100 км, поэтому было рекомендовано эксплуатировать танк только на гусеничном ходу.

    С появлением новых средств противотанковой обороны (12,7-мм крупнокалиберный пулемет, пушки калибра 37 и 45 мм) встал вопрос о разработке нового колесно-гусеничного танка с более мощным бронированием, способным обеспечить защиту экипажа танка от огня 12,7-мм крупнокалиберного пулемета типа ДК. Необходимость разработки такого танка диктовалась тем обстоятельством, что дальнейшее утолщение брони танка БТ-7 (БТ-7М) было невозможно, поскольку увеличение массы машины вело к перегрузке ее механизмов трансмиссии и ходовой части. Тем более, что прямое утолщение броневых листов корпуса танка БТ-7 не давало полноценного решения всех требований, предъявляемых АБТУ РККА к новому танку.

    В августе 1937 г. командование АБТУ вынесло на рассмотрение КО вопрос «О типах танков для вооружения танковых войск РККА...». 15 августа 1937 г. в КО состоялось обсуждение этого вопроса и было принято Постановление № 94, в котором в частности указывалось, что «для вооружения мехсоединений и мехполков конницы необходимо иметь танк БТ (Кристи) весом 13–14 т. Танк должен иметь дизельный двигатель ХПЗ мощностью 400 л. с. Лобовая броня корпуса толщиной 25 мм, коническая башня — 20 мм. Вооружение: одна пушка 45-мм — стабилизированная или одна пушка 76-мм, два пулемета ДТ. Экипаж — 3 человека. Запас хода на гусеницах — 300 км. В перспективе предусмотреть переход на БТ с 6-ю ведущими колесами (1939 год)...».

    Этим же постановлением заводу № 183 предписывалось изготовить в 1938 г. «опытные образцы БТ-ИС с 6-ю ведущими колесами, дизельным мотором, конической башней с 45-мм или 76-мм пушкой, с наклонными листами подбашенной коробки с переходом к их производству в 1939 г.».

    Хорошо зная состояние дел на заводе и прекрасно осознавая всю важность правительственного задания, начальник 8-го Главного Управления Наркомата Оборонной Промышленности Фарманянц 28 сентября 1937 г. отдал распоряжение директору завода № 183 И. П. Бондаренко следующего содержания:

    «Решением Правительства № 94 от 15.VIII 1937 г. 8-му Главному Управлению предложено спроектировать и изготовить опытные образцы и подготовить к 1939 г. производство для серийного выпуска быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Ввиду чрезвычайной серьезности данной работы и крайне сжатых сроков, заданных Правительством, 8-е Главное управление считает необходимым провести следующие мероприятия:
    1). Создать на заводе № 183 ОКБ, подчиненное Главному инженеру завода.
    2). По договоренности с ВАММ и АБТУ назначить начальником этого бюро адъюнкта академии военного инженера 3-го ранга тов. Дик Адольфа Яковлевича и выделить для работы в бюро с 5 октября 30 человек дипломников ВАММ и с 1.12. дополнительно 20 человек.
    3). По договоренности с АБТУ РККА назначить главным консультантом по машине капитана Кульчицкого Евгения Анатольевича.
    4). До 30 сентября выделить в ОКБ 8 лучших конструкторов-танкистов завода. Утвердить штат в количестве 50 человек (считая академиков), а для работы над чертежами — до 100 человек.
    5). Создать при ОКБ макетно-модельную мастерскую и обеспечить внеочередное выполнение работ, связанных с новым проектированием во всех цехах завода.
    6). Считать необходимым спроектировать три варианта ходовой части на стадии технического проектирования и изготовить два варианта опытных образцов.
    7). Технический проект и макет представить к 1.02.38 г. (3 варианта привода к колесам).
    8). Рабочий проект машины по 2-м утвержденным вариантам представить к 1.05.38 г.
    9). Изготовить опытные образцы по двум вариантам к 1.09.1938 г.
    10). Испытать опытные образцы к 1.12.1938 г.
    11). Подготовить серийные чертежи и подготовить производство к выпуску утвержденного образца к 1.05.1939 г. с задачей с 1.05.1939 г. начать выпуск серийных машин».

    В это особое конструкторское бюро (ОКБ) от отдела «190» вошли конструкторы: А. А. Морозов, Н. С. Коротченко, Шур, А. А. Молоштанов, М. М. Лурье, Берковский, Дикань, Горюн, М. И. Таршинов, Бондаренко, Я. И. Баран, Курасов, В. М. Дорошенко, Горбенко, П. С. Сентюрин, Долгополова, Помочайбенко, В. С. Календин, Валовой; от отдела «290» Ефимов и Ефременко; от отдела «500» Радойчин. От АБТУ и академии ММ РККА в Харьков срочным порядком были направлены капитан Е. А. Кульчицкий, военинженер 3-го ранга А. Я. Дик, инженеры: П. П. Васильев, В. Г. Матюхин, Водопьянов и 41 слушатель-дипломник. Начальником ОКБ был назначен А. Я. Дик, главным консультантом — Е. А. Кульчицкий. Начальниками секций были назначены: В. М. Дорошенко — весовая, стандартизация, расчетная; М. И. Таршинов — вооружение, башня, корпус, уплотнение носовой части; Горбенко — охлаждение, системы питания и пуска; А. А. Морозов — коробки передач типа Кристи или автомобильного типа, бортовые фрикционы и передачи; П. П. Васильев — привод колесного хода, подвеска, гусеницы и укладка; Курасов — электрооборудование.

    В середине октября 1937 г. заводом № 183 были получены ТТТ на разработку колесно-гусеничного быстроходного танка, получившего обозначение — БТ-20. Эти требования были разработаны в первой декаде октября 1937 г. начальником II отдела АБТУ Я. Л. Сквирским.

    Колесно-гусеничный быстроходный танк БТ-20 предназначался для вооружения механизированных соединений и механизированных полков конницы и должен был отличаться от ранее выпущенных танков БТ установкой дизеля БД-2 мощностью 400 (в перспективе 600) л. с. (441,2 кВт), трансмиссией по типу опытного танка БТ-ИС с отбором мощности для колесного хода после бортовых фрикционов. В ходовой части предпочтение было отдано индивидуальной торсионной подвески с установкой амортизаторов. Максимальная толщина броневых листов корпуса и башни должна была достигать 20–25 мм, причем броневые листы должны были иметь рациональные углы наклона — не менее 18°.

    Установка вооружения задавалась в двух вариантах. В первом варианте предусматривалась установка 45-мм танковой пушки со стабилизатором, трех 7,62-мм пулеметов ДТ и огнемета для самозащиты. Во втором варианте в качестве основного оружия предусматривалась установка 76,2-мм пушки. Для поражения открыто расположенной живой силы противника и не бронированных целей на машине предусматривалась установка трех 7,62-мм пулеметов ДТ и огнемета. Независимо от основного оружия на каждой пятой машине должен был устанавливаться 7,62-мм зенитный пулемет ДТ. Посадка экипажа, состоящего из трех человек, должна была осуществляться через бортовой люк.

    В особо предъявляемых требованиях отмечалась необходимость обеспечения герметичности машины для защиты экипажа от боевых ОВ и оснащения ее оборудованием для подводного вождения.

    Получив эти требования, коллектив ОКБ приступил к работе. Но несмотря на все старания, представительному ОКБ справиться с Правительственным заданием к заданному сроку так и не удалось. Технический проект был готов лишь к середине марта 1938 г., то есть с опозданием на полтора месяца, а эскизный проект танка БТ-20 был утвержден АБТУ РККА только 25 марта 1938 г.

    Неблагоприятное положение дел с созданием нового колесно-гусеничного танка БТ-20 беспокоило высшее военное руководство РККА. 27 марта 1938 г., всего лишь через два дня после рассмотрения эскизного проекта машины в АБТУ, ВрИО Главного инженера КО при СНК Соколов направил Председателю СНК СССР В. М. Молотову докладную записку в которой в частности отмечалось, что: «Постановление Правительства, обязывающее завод № 183 создать в 1938 г. новые типы танков БТ и Т-35, обеспечить их переход на производство с 1-го января 1939 г., заводом сорвано.

    Составленный к настоящему времени эскизный проект танка БТ расходится с данными Правительства. Вес вместо 13–14 т спроектирован 16 т, толщина лобовой брони вместо 25 мм — 16–20 мм. Вооружение вместо 2 ДТ — 3 ДТ, установка огнемета — не предусмотрена. ... (работает над проектом 18 человек)».

    На заводе № 183 начались поиски «виновных» в попытке срыва Правительственного задания. ОКБ было расформировано, а дальнейшую работу по разработке проекта танка БТ-20 возглавил М. И. Кошкин, который сыграл большую роль в предотвращении дальнейших обвинений и арестов сотрудников ОКБ. На начальном этапе работ в специальное КБ кроме М. И. Кошкина вошли бывшие сотрудники ОКБ: А. А. Морозов, И. С. Коротченко, А. А. Молоштанов, М. М. Лурье, М. И. Таршинов, Я. И. Баран, П. С. Сентюрин, В. С. Календин, П. П. Васильев и В. Г. Матюхин. Затем в ходе работ, численность СКБ была увеличена до 24 человек, а само КБ получило условное обозначение КБ-24.

    Проектирование нового колесно-гусеничного танка БТ-20 в КБ-24 осуществлялось в тот период, когда в Наркомате Обороны на всех уровнях обсуждался вопрос о перспективах развития отечественных танков. Опыт боевого применения советских танков Т-26 и БТ-5 во время гражданской войны в Испании (1936–1939 гг.) вызвал ряд дискуссий по созданию танков с противоснарядным бронированием и совершенствованию их ходовой части. И если решение о создании танка, способного противостоять огню 37-мм и 47-мм пушек практически ни у кого не вызывало сомнения, то по поводу применения для танков типа движителя, мнения разошлись. Одна часть танковых специалистов отстаивала идею создания чисто гусеничного движителя, а другая — комбинированного — колесно-гусеничного движителя. Причем каждая из сторон приводила в качестве доказательства своей правоты весьма веские аргументы.

    Для принятия окончательного решения, какому типу танка отдать предпочтение, в марте 1938 г. на имя Председателя СНК СССР В. М. Молотова от Наркома Обороны СССР К. Е. Ворошилова поступила докладная записка с предложением о пересмотре решения постановления НКО № 94 «О типах танков...», в которой в частности говорилось: «... танк, предназначенный для действий совместно с пехотой (конницей) и в составе самостоятельных танковых соединений, должен быть один. Для этой цели необходимо разработать два типа танков: один чисто гусеничный и другой — колесно-гусеничный. Всесторонне испытать их в течение 1939 г. и после этого принять на вооружение взамен БТ и Т-26 тот, который будет отвечать всем требованиям».

    К докладной записке был приложен проект постановления НКО, в котором в разделе «Разработка новых конструкций танков «предусматривалось: «Создать два опытных образца легких танков: один — чисто гусеничный, вооруженный 45-мм танковой пушкой и спаренным пулеметом с броней [защищающей] от 12,7-мм пуль со всех дистанций, максимальной скоростью 50–60 км/ч и весом не более 13 т. Второй — колесно-гусеничный, с шестью ведущими колесами, с тем же вооружением и броней, скоростью на гусеницах и колесах 50–60 км/ч и весом не более 15 т. Мотор — дизель».

    Поскольку на правительственном уровне окончательное принятие решения «О типах танков для вооружения танковых войск» постоянно откладывалось, руководство АБТУ РККА 13 мая 1938 г. утвердило краткую ТТХ «колесно-гусеничного танка БТ-20». Для обеспечения защиты танка от 12,7-мм бронебойных пуль со всех дистанций щиток механика-водителя должен был иметь толщину 30 мм и располагаться под углом 30°. Передний лобовой лист должен был располагаться под углом 53° и иметь толщину 20 мм. Броневые листы подбашенной коробки толщиной 20 мм должны были располагаться под углом 35° к вертикали. Масса танка была определена в 16,5 т — тем самым танк из класса легких перешел в класс средних танков, так как в конце 30-х гг. к категории средних танков относились машины имевшие боевую массу в пределах от 16 до 35 т.

    Максимальная скорость танка согласно ТТХ должна была быть не ниже 65 км/ч. Экипаж танка по сравнению с ранее заданными ТТТ был увеличен до четырех человек. Состав вооружения претерпел незначительные изменения — из обоих вариантов была исключена установка огнемета.

    На основе этих, утвержденных начальником АБТУ РККА ТТХ, коллектив КБ-24 приступил к разработке улучшенного варианта колесно-гусеничного танка БТ-20.

    В начале сентября 1938 г., разработанные заводом № 183 проект и макет танка БТ-20, были рассмотрены комиссией АБТУ РККА под председательством военинженера 1-го ранга Я. Л. Сквирского.

    В процессе рассмотрения чертежей и макета этого танка, протоколом № СО5562 от 6 сентября 1938 г. комиссия утвердила проект с рядом изменений и предложений:
    «1. Изготовить один танк колесно-гусеничный с 45-мм пушкой, два танка гусеничных с 76,2-мм пушками и один корпус для обстрела.
    2. Боевой вес танка не должен превышать 16,5 т....
    ...4. Разработать и установить круговое наблюдение из башни без оптических приборов.
    5. Разработать гидравлический амортизатор в подвеске...
    ... 10. Разработать и представить на утверждение установку дымприбора и огнемета.
    Разработать сервоуправление...».

    Таким образом, колесно-гусеничный танк БТ-20 в металле не изготавливался, а вместо него, в октябре 1938 г. завод № 183 предъявил чертежи и макеты двух, разработанных согласно предложений комиссии АБТУ, вариантов (колесно-гусеничного и гусеничного) танков, которые были рассмотрены Главным Военным Советом 9 и 10 декабря 1938 г.

    Коллективом КБ-24 к 15 января 1939 г. были выполнены рабочие чертежи корпуса и башни опытного колесно-гусеничного танка А-20 и начата разработка чертежей нового образца гусеничного танка с более мощным вооружением, который на начальном этапе проектирования имел заводской индекс А-20Г («Г» — гусеничный).

    Боевая масса танка А-20 достигла 18 т. Корпусу танка была придана рациональная форма. В башне конической формы размещались 45-мм танковая пушка со стабилизированным прицелом ТОП-1 и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ. Второй пулемет ДТ устанавливался в верхнем лобовом листе корпуса в шаровой опоре, расположенной справа от механика-водителя.

    На танке устанавливался дизель В-2, благодаря которому запас хода по шоссе на гусеничном ходу составил 400 км, а при движении на колесах — 900 км. Трансмиссия и ходовая часть были частично заимствованы от танка БТ-7М, в отличие от которого, танк А-20, помимо конструктивного изменения ряда механизмов и узлов, имел два существенных улучшения, значительно повысивших его боевые свойства, а именно: наличие дополнительного привода на 6 опорных катков, обеспечившего движение машины на колесном ходу при снятых гусеницах, а также оригинальный по своим формам новый корпус танка, имевший лучшее, по сравнению с танком БТ-7М бронирование.

    Советский опытный танк А-20

    Новая форма броневого корпуса танка А-20, представлявшая собой сочетание наклонно расположенных броневых листов, воплотила богатый опыт, накопленный при проектировании и разработке опытных колесно-гусеничных танков БТ-ИС и БТ-СВ (БТ-СВ-2). Это удачное решение конструкции корпуса танка А-20, резко повышающее защищенность машины от огня противотанковых средств, впоследствии стало общепринятым для преобладающего большинства как отечественных, так и зарубежных танков.

    В мае 1938 г. был разработан проект второго варианта танка А-20 — танк А-20Г, который в процессе дальнейшей доработки получил индекс А-32 и стал предшественником легендарного среднего танка Т-34.


    Источники: 

    militera.lib.ru: Павлов, М. В.; Желтов, И. Г., Павлов, И. В. Танки БТ.

    bronetehnika.narod.ru: Лёгкий танк БТ-7

    topwar.ru: Танки СССР перед войной

    Балаклиец Анатолий: персональный сайт © 2008 -


    Flag Counter
    МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Яндекс.Метрика