Get Adobe Flash player
    Медицина и биология: имена и события

    Илья Ильич Мечников
    Генерал невидимого фронта

    Валерий Чумаков





    Мечников
    Илья Ильич

    (1845 – 1916)

    Создатель учения о фагоцитозе и теории иммунитета, один из основоположников отечественной микробиологии и иммунологии, выдающийся учёный и философ


    Род дворян Мечниковых связан своим происхождением с семейством молдавских бояр. Один из представителей этого семейства, Юрий Степанович Милеску-Спафария, переехавший в 1711 году в Россию, имел чин мечника - дворцовый чин древних русских князей. Его сын, дед Ильи Ильича, принял фамилию Мечников.

    Несмотря на свое дворянское происхождение, Илья не мог надеяться на богатое наследство. Его отец, офицер войск царской охраны в Санкт-Петербурге, еще до рождения сына успел проиграть в карты большую часть приданного, какое дал за своей дочерью Эмилией состятельный писатель Лев Невахович. Осталась имение Панасовка в небольшой деревне Ивановка, расположенной недалеко от Харькова (ныне Купянский район Харьковской области), куда жене и удалось утащить непутевого супруга. Именно здесь в мае 1845 года у них родился пятый ребенок, названный в честь отца тоже Ильей.

    Старший брат И. И. Мечникова — Лев Ильич Мечников — русско-швейцарский географ и социолог, анархист, участник национально-освободительного движения в Италии, известного в истории как «Рисорджименто», результатом которого стало объединение итальянских королевств во главе с королём Сардинии Виктором Эммануилом II. Лев Ильич был неординарным человеком. К 21 году он успел поучиться в училище правоведения, на медицинском факультете Харьковского университета, на арабско-персидско-турецко-татарском отделении факультета восточных языков и на физико-математическом факультете Петербургского университета, в Академии художеств, выучить тринадцать языков, два раза стреляться на дуэли, послужить в дипмиссии генерала Б. П. Мансурова и в Русском обществе пароходства и торговли, объездить всю Европу и Ближний Восток. В 22 года он едва не погиб, сражаясь в рядах армии Джузеппе Гарибальди: в битве при Вольтурно (1860) tenente (лейтенант) Л. И. Мечников, командуя артбатареей, успешно отражал атаки неаполитанской пехоты. А затем, подняв гарибальдийцев в контратаку, был сражён осколками вражеского снаряда. От смерти его спасли французские врачи, которых нанял Александр Дюма-отец, ставший в последующем Льву Ильичу другом. В Италии Л. И. Мечников не только издавал националистический итальянский журнал «Flegello» («Бич»), но и служил личным адъютантом Джузеппе Гарибальди, спасти которого от последствий пулевого ранения в ногу, полученного в августе 1862 году у горного массива Аспромонте, сумел лишь один врач в Европе — русский хирург Н. И. Пирогов.

    Детство Ильи Мечникова прошло в имении отца Панасовке, где у него пробудились любовь к природе и интерес к естественным наукам, который формировался под влиянием студента-медика, домашнего учителя его старшего брата Льва. В 1856 году Илья Мечников поступил сразу во второй класс 2-й Харьковской гимназии. Еще гимназистом Мечников посещал лекции по сравнительной анатомии и физиологии в Харьковском университете, занимался микроскопированием, читал естественно-научную литературу, а также модных в то время Людвига Бюхнера, Якоба Молешотта, Людвига Фейербаха.

    Мечников блестяще учился, проявляя ярко выраженный интерес к истории естествознания. Уже в шестом классе Илья Мечников перевел с французского книгу Груве «Взаимодействие физических сил». В 16 лет он написал статью с критикой учебника по геологии, которая была опубликована в московском журнале. В 1862 году, в возрасте 17-ти лет, Мечников написал свою научную статью «Некоторые факты из жизни инфузорий», опубликованную лишь через три года.

    В 1862 году, окончанив гимназию с золотой медалью, Илья решил продолжить обучение в Вюрцбургском университете, куда и отправился не мешкая. Однако по прибытию в Германию он обнаружил, что немного поторопился: до начала занятий оставалось еще почти два месяца, которые надо было где-то прожить на крайне скудные средства. Оказавшись один в чужом городе, Мечников решил вернуться в Харьков и поступать на естественное отделение физико-математического факультета Харьковского университета.

    В Харьковском университете юноша проучился недолго, меньше года, после чего подал заявление с просьбой об отчислении. В одном из ведущих высших учебных заведений империи его не устраивал темп обучения. Как позже вспоминал сам ученый, он торопился заниматься «настоящей» наукой. Терять на учебу четыре года Илье не хотелось, поэтому, уйдя из университета, он за год освоил оставшуюся программу по специальная подготовке у профессора физиологии И. П. Щелкова и уже в 1864 году сдал экстерном экзамены за весь курс. После чего уехал к Северному морю, на остров Гельголанд, где взялся за написание докторской диссертации на тему эмбрионального развития рыб и ракообразных. Осенью того же года И. И. Мечников перебрался в Гиссенский университет, в лабораторию Р. Лейкарта, пребывание в которой стало возможным благодаря государственной стипендии, полученной при содействии Н. И. Пирогова. Здесь Илья Ильич открыл сложный цикл развития (чередование поколений) у низших отрядов животного мира. Три года он провел практически не отрываясь от окуляра микроскопа, с помощью которого сделал множество замечательных открытий, и катастрофически испортил свое зрение.

    В 1865 году И. И. Мечников переехал для продолжения исследований в Неаполь, где познакомился с А. О. Ковалевским. Знакомство, переросшее в многолетнюю дружбу, определило направление его научной деятельности. Здесь, на берегу Неаполитанского залива, он и А. О. Ковалевский начали изучать эмбриональное развитие морских беспозвоночных. Эти исследования, подчинённые главной идее — доказательству единства происхождения всех групп животных, — положили начало эволюционной эмбриологии (сравнительная история развития животных).

    Получив в 1867 году докторскую степень и должность преподавателя биологии и сравнительной анатомии Петербургского университета, 22-летний Илья Ильич переехал в столицу империи, где затем преподавал зоологию и сравнительную анатомию в течение последующих шести лет. Нельзя сказать, что он был рад такой перемене в жизни: меланхоличному, небогатому и нелюдимому Мечникову гораздо уютнее было на далеком, забытым и Богом, и людьми, острове. Понимала его в этом мире лишь одна душа — Людочка Федорович, с которой молодой ученый случайно познакомился на обеде у общих знакомых Бекетовых. Молодая, миниатюрная, тихая девушка покорила Илью своей мягкостью, добротой, загадочной печалью в глазах и бледностью кожи. Последним двум чертам было объективное объяснение: к моменту знакомства девушка уже болела чахоткой, как тогда называли туберкулез. Но, несмотря на смертельную болезнь, Илья предложил Людочке стать его женой. Болезнь уже зашла столь далеко, что девушке было трудно ходить и в церковь невесту вносили на кресле. Для того, чтобы достать деньги на дорогостоящее лечение, Мечников выкручивался как мог. Он бросил Петербург и переехал с женой в Одессу, климат которой был для Людочки более благоприятен. Мечников читал публичные лекции и курсы студентам, делал переводы, даже писал стихи в газету. Практически все деньги уходили на лечение. Но оно не помогло. 20 апреля 1873 года Людмила Васильевна умерла.

    Произошло это на Мадейре, куда Мечников, по совету врачей, вывез тяжело больную супругу. После того, как эта слабенькая ниточка, связывавшая Илью с земной жизнью, оборвалась, он решил, что дальше тянуть не стоит и предпринял попытку покончить жизнь самоубийством, выпив морфий. Доза оказалась слишком большой и вызвала рвоту прежде, чем организм получил смертельное отравление. Что и спасло жизнь Мечникову.

    Пустота в душе требовала наполнения, и вскоре в сердце Ильи поселилась новая девушка — Олечка Белокопытова, семья которой жила в Одессе по соседству с И.И.Мечниковым. Она была младше Ильи на 13 лет, но для того времени такая разница в возрасте была чуть не правилом. Девушки, засидевшиеся до 20 лет тогда считались уже почти что старыми девами, а вот мужчины, напротив, женились после того, как чего-то добивались в своей жизни, а это значит — в 30-35 лет. Нельзя сказать, что Илья в материально плане добился тогда многого, но имя его уже пользовалось среди ученых некоторым авторитетом. Свадьба состоялась в феврале 1875 года.

    Но злой рок не прекращал преследовать ученого. Вскоре Ольга заболела брюшным тифом. Болезнь прогрессировала, а врачебные прогнозы были самыми неутешительными. Молодой супруг поклялся, что разделит судьбу жены, и ввел себе препарат возвратного тифа. Это удивительно, но клятву ему сдержать удалось, ибо и сам он, и Ольга после этого пошли на поправку и, наконец, полностью выздоровели. Более того, необъяснимым образом после тяжелой болезни у Мечникова значительно поправилось испорченное микроскопом зрение. Словно взяв на себя судьбу дочери, вскоре почти одновременно умерли отец и мать Ольги, оставив старшей дочери в наследство двух маленьких братьев и трех сестер.

    Последнее Мечникова больше обрадовало: несмотря на тяжелое материальное положение он мечтал о детях, но ни первая, ни вторая жена ему их дать не смогла. Зато теперь у него в семье было на опекунстве пятеро малолеток, о которых он мог заботиться. А о нем нежно и преданно заботилась супруга.

    Удивительно, но все эти стрессы и потрясения не только не сломили пессимистичного Мечникова окончательно, но, напротив, сделали его более веселым и жизнерадостным. Он любил свою внезапно ставшую большой семью, любил два раза спасенную Богом жизнь, любил своих студентов, свою работу и свою науку. Последнему мешала чрезвычайная политизированность жизни, сложившаяся в России конца XIX века. После убийства в 1881 году царя Александра II накал политических страстей в Одессе вообще и в университете в частности достиг такого градуса, что нормально работать в нем стало просто невозможно. Поэтому Мечников подал в отставку и переселился с семьей в тихую итальянскую Мессину.

    Здесь-то он и совершил открытие, навсегда прославившее его имя.

    Вроде бы, что можно узнать полезного, наблюдая за поведением зародышей морской звезды? Обычные люди могут посчитать такое занятие блажью, удовлетворением собственного любопытства, не имеющим никакого практического смысла. Но смысл оказался самый прямой. Зорко наблюдая за жизнедеятельностью этих мельчайших прозрачных организмов, Илья заметил, что внутри их тоже кипит своя жизнь, причем отнюдь не спокойная. В теле звезд-недоростков «разгуливали» довольно большие клетки, которые, судя по всему, охотились на всевозможные, попавшие в организм, чужеродные тела: мелкие бактерии, умершие клетки и всякие посторонние частицы. Найдя их, они окружали объект и просто «съедали» его. Эти странные агрессивные существа доктор Мечников назвал «фагоцитами» — «пожирающими клетками».

    В самом наблюдении ничего нового не было, ученые уже давно знали о таком процессе и считали, что таким образом организм просто распределяет внутри себя чужеродные вещества, разводя их по разным веткам кровотока. Но Мечникова такое предположение не удовлетворило, и он выдвинул свою версию.

    С его точки зрения, основной задачей фагоцитов была борьба с попадавшими в оберегаемый ими организм болезнетворными микробами и прочими вредными объектами. Те же цели преследовали и подобные им, но живущие в крови человека и прочих высших животных белые кровяные тельца — лейкоциты. «Согласно этой гипотезе, — писал он потом, — болезнь должна рассматриваться как борьба между патогенными агентами — поступившими извне микробами — и фагоцитами самого организма. Излечение будет означать победу фагоцитов, а воспалительная реакция будет признаком их действия, достаточного для предотвращения атаки микробов».

    Естественно, такое объяснение вызвало в кругах биологов и медиков неудержимый смех. Это же надо! Войны в крови! И кто о них говорит? Человек, у которого даже нет медицинского образования! Тогда всем было прекрасно известно, что пришлые бактерии в крови уничтожаются не какими-то фагоцитами, а специальными, вырабатываемыми организмом, веществами.

    Однако Мечников не сдавался и продолжал упорно отстаивать свою теорию.

    Конечно, смеялись над ним не все, были у ученого и сторонники. В 1886 году его пригласили вернуться в Одессу и возглавить только что созданный Бактериологический институт, где он продолжил изучать жизнь и боевую деятельность фагоцитов. Ученый наблюдал за тем, как их отряды действуют в крови собак, кроликов и обезьян, уничтожая армии бактерий, вызывающих тиф и рожистое воспаление. Ведомые им «пожиратели» успешно побеждали холеру у кур и сибирскую язву у овец.

    Будучи уже учёным с мировым имением, Илья Ильич не чурался и черновой работы. Как только ему становилось известно о вспышке инфекционной болезни, он выезжал на место, работал на равных с земскими врачами в калмыцких, киргизских, заволжских степях, где свирепствовали чума, туберкулёз и другие болезни и, кроме эмбриологических, проводил антропологические исследования.

    В 1887 году выдающийся французский микробиолог и химик Луи Пастер пригласил Мечникова возглавить в своем парижском институте новую лабораторию. Несмотря на то, что Пастер не мог предложить Мечникову большую зарплату, он гарантировал максимальную поддержку исследований, и Илья Ильич с радостью согласился на предложение. В Париже его семья жила на улице Дюто, рядом с институтом, на лето же все перебирались на дачу в Севр.

    28-летнее пребывание в Пастеровском институте было для И. И. Мечникова периодом плодотворной работы и общего признания. Он продолжал с утроенной энергией наблюдать за фагоцитами и учиться ими «командовать». В телах подопытных животных он устраивал настоящие воинские ученья и смертельные битвы, наблюдая за тем, как армии защитников и агрессоров действуют в различных ситуациях. Со временем к «генералу» фагоцитов приходил опыт, он осваивал тактику и стратегию «военных» действий, научился приемам, усиливающим иммунитет, и все больше сражений, проходивших под его наблюдением, заканчивались его победой.

    Но все такие исследования требовали вложения больших средств на покупку животных, реактивов и дорогостоящего оборудования. А средств как раз и не хватало. Ученый был начисто лишен всяческой коммерческой жилки и часто просто «отдавал» замечательные идеи, на которых другие зарабатывали потом миллионы. В 1907 году он разработал замечательный способ производства полезных для иммунитета и препятствующих старению кефира и простокваши. Способ этот используется до сих пор. Возьми он на него патент — только от этого хватило бы денег и ему, и его потомкам. А он просто изложил способ в научном труде «О діэтическомъ значеніи «кислаго молока» проф. Мечникова», сделав его общедоступным.

    «Материальный перелом» в жизни ученого произошел в 1908 году. Сначала институт Пастера получил по завещанию одинокого миллионера Ифла-Озириса все его состояние - двадцать восемь миллионов франков. Теперь ученый уже мог получать за свой труд достойную оплату. А спустя несколько месяцев, он получил известие, что Нобелевский комитет решил присудить ему, вместе с его коллегой Паулем Эрлихом из Института разработки и контроля сывороток в Франкфурте-на-Майне, премию по физиологии и медицине «за труды по иммунитету». На церемонии вручения профессор Каролинского института К. Мернер сказал: «После открытий Эдварда Дженнера, Луи Пастера и Роберта Коха оставался невыясненным основной вопрос иммунологии: «Каким образом организму удается победить болезнетворных микробов, которые, атаковав его, смогли закрепиться и начали развиваться? Пытаясь найти ответ на этот вопрос, Мечников положил начало современным исследованиям по иммунологии и оказал глубокое влияние на весь ход ее развития».

    Нобелевская премия окончательно доломала стену, стоявшую между миром и Мечниковым. Отныне он стал признанным авторитетом, имя его произносилось с пиететом, труды почти не подвергались сомнению, а мнение часто считалось крайней истиной. Теперь его награждали медалями, давали почетные звания, звали в различные инстанцией. За ним и членами его семьи охотились журналисты и каждый ребенок знал, кто такой — русский доктор Мечников. От былого пессимизма не осталось и следа. Напротив, мир увидел жизнерадостного, веселого человека, призывавшего всех пить простоквашу и говорившего, что «Нобелевская премия, подобно волшебному жезлу, впервые открыла миру значение моих скромных работ».

    Когда представления о роли фагоцитоза и функции лейкоцитов получили более широкое распространение среди иммунологов, Мечников обратился к другим идеям, занявшись, в частности, проблемами старения и смерти, которые И.И. Мечников рассматривал как в эволюционном плане, так и с философско-этических позиций. Все религиозные системы стремились примирить человека со смертью, «утешить» его. Мечников же полагал, что необходимо изменить физическую и нравственную природу человека, чтобы он смог осуществить полный физиологический цикл жизни с нормальной старостью, не приводящей к потере инстинкта жизни и появлению инстинкта смерти. Мысль И. Мечникова во многом работала в направлении идей В. Вернадского, К. Циолковского. Конечной целью борьбы с преждевременной старостью Мечников считал ортобиоз - достижение «полного и счастливого цикла жизни, заканчивающегося спокойной естественной смертью». На основании учения Мечникова об ортобиозе в современной науке сложилось междисциплинарное направление «ортобиотика».

    Среди многочисленных наград и отличий ученого — медаль Копли Лондонского королевского общества, звание почетного доктора Кембриджского университета. Он был избран членом Французской академии медицины и Шведского медицинского общества.

    Последние семь лет жизни И. И. Мечников провёл в заботах о племянниках, оставшихся на его попечении после смерти братьев, а также опекая младших братьев и сестёр своей второй жены. Он помогал им материально, решал проблемы по переезду из России за границу, был в курсе всех их личных дел.

    Переживания, связанные с началом Первой мировой войны, тяжело повлияли на Илью Ильича, ухудшили его слабое здоровье. В предисловии к книге «Основатели современной медицины. Пастер — Листер — Кох» (1915), написанной в первые месяцы европейской войны, И. И. Мечников выражает уверенность, что «безумная война, которая как снег на голову упала вследствие неумения или нежелания людей, поставленных для охранения мира, повлечёт за собой продолжительный период спокойствия», и что «беспримерная бойня надолго отобьёт охоту воевать и драться». Илья Ильич поэтому рекомендует направить воинственный пыл «не на войну против людей, а против врагов в виде большого количества видимых и невидимых микробов». Обострившаяся болезнь сердца после нескольких инфарктов миокарда привела учёного к смерти.

    И. И. Мечников скончался в 1916 году в возрасте 71 года. Он умер как философ, как истинный исследователь. Попросил сотрудников после его смерти тело вскрыть и обратить внимание на состояние пищеварительных органов — наука должна знать, что дала гигиена питания, которой он придерживался в течение тридцати лет. И ещё он просил: «Не нужно цветов, а тем более цветов красноречия». Его последователи, ученики выполнили последнюю волю учёного. Всё было так, как завещал Илья Ильич: просто и скромно. Мраморная урна с прахом великого учёного установлена в созданной и пополняемой им библиотеке Пастеровского института. Друзья, почитатели, сотрудники простились с ним без громких речей.

    Памятник И. И. Мечникову в Харькове

    О. Н. Мечникова выполнила данное при жизни мужу обещание — написала о нём книгу воспоминаний, вышедшую под названием «Vie d’Elie Metchnikoff» (1920), позже переведённую на русский язык «Жизнь Ильи Ильича Мечникова» (1926). Вот фрагмент из её воспоминаний: «Того, о ком пишу, уже нет. Без его содействия я не могла бы выполнить своей задачи. Часто, когда он не был слишком утомлён дневной работой, после обеда, удобно усевшись в своё большое кресло, он принимался, со свойственным ему оживлением, яркостью и ясностью, рассказывать мне какой-нибудь эпизод своего прошлого… Он дорожил этой биографией, считал, что история развития человеческой мысли, характера и жизни всегда представляет интересный психологический документ…».

    Ольга Николаевна надолго пережила своего мужа и скончалась в 1944 году в 86-летнем возрасте.

    Источник: aif.ru

    Дополнительная информация: 

    psychiatry.ua: Илья Мечников. К 165-летию со дня рождения.

    bono-esse.ru: Илья Мечников

    ruskline.ru: Илья Мечников: оптимистический этюд

    artrz.ru: Мечникова (урожд. Белокопытова) Ольга Николаевна



    Илья Мечников  Документальный фильм


    Балаклиец Анатолий: персональный сайт © 2008 -


    Flag Counter
    МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Яндекс.Метрика