Get Adobe Flash player

    Дворец медицины архитектора Бекетова

    Филипп Дикань


    В 1913 году в харьковской прессе появились заметки о готовящемся в Харькове открытии нового грандиозного (любили сто лет назад это слово) здания, и не просто здания, а дворца.

    Принадлежал он не частному лицу - какому-нибудь аристократу, потомку старинного рода или, наоборот, нуворишу, вышедшему в люди благодаря собственной предприимчивости либо деловой хватке отца-деда. Хозяином дворца была целая организация - Харьковское медицинское общество. Его считали лучшим в Российской империи и одним из лучших в Европе.

    Харьковское медицинское общество возникло в 1861 году по инициативе профессора Вильгельма Грубе. Первоначально это было чисто профессиональное объединение врачей, где медики могли изучать опыт друг друга и обмениваться достижениями. Но очень быстро деятельность общества вышла за узкие рамки чисто профессиональных интересов, медики «пошли в народ»: оказывали помощь прежде всего малоимущим жителям Харькова и губернии, создавали лечебные и научные медицинские учреждения.

    К 1911 году - времени начала строительства нового здания - Харьковское медицинское общество за собственные деньги и на пожертвования создало лечебницу и больницу, бесплатную аптеку для бедных, химико-микроскопический кабинет (на самом деле это был не буквально кабинет, а полноценная лаборатория); бактериологический и Пастеровский институты, занимавшиеся разработкой прививок против инфекционных болезней (чумы, холеры, бешенства) и лечением этих болезней; бактериологическую станцию, которая занимала первое место в мире по выработке сывороток. Кроме того, за два года до этого возникло Общество скорой медицинской помощи, а за год - появился Женский медицинский институт.

    Большинство учреждений медицинского общества - больница с лечебницей, Пастеровский и бактериологический институты, химико-микроскопический кабинет, аптека, а ещё библиотека с хранилищем в 50 тысяч томов - помещались на одном месте, в одно- и двухэтажных флигелях с разными пристройками и надстройками, на Пушкинской улице. Необходимо было новое, большое и просторное здание.

    В 1910 году медицинское общество создаёт строительную комиссию. Её председателем становится известнейший врач Владимир Бобин, а в качестве консультанта приглашён самый, пожалуй, маститый харьковский архитектор - Алексей Бекетов. На его счету за двадцать лет работы был не один десяток и жилых, и общественных зданий, многие из которых по-прежнему украшают Харьков.

    Сперва члены комиссии полагали устроить конкурс на создание проекта нового здания медицинского общества. Как написал потом в статье для архитектурного журнала «Зодчий» Бекетов:
          «Однако с первых же шагов деятельности комиссии выяснилось, что никакой конкурс не может дать желаемых результатов, так как слишком разноречивы и разнообразны требования специалистов-врачей каждой отрасли. На общем собрании было постановлено решить эту задачу не по конкурсу, а путём составления целого ряда эскизных проектов одним архитектором совместно с представителями каждой отдельной специальности, чтобы таким путём подойти постепенно к наиболее рациональному способу решения задачи».

    Наброски А. Н. Бекетова

    Другими словами, чтобы не объяснять каждый раз новому архитектору, что же необходимо харьковским врачам, и избежать лишних расходов на гонорары, медики решили пригласить для строительства одного архитектора. Поскольку Бекетов был уже в курсе дела, он и стал разработчиком проекта.

    Лист из технических условий

    Бекетов исполнил 8 эскизов, прежде чем члены строительной комиссии медицинского общества утвердили проект.

    В самом начале работы выяснилось, что самая первая комиссия, разрабатывавшая задание по постройке дома медицинского общества на год раньше основной, в 1909-м, ошиблась в вычислениях и неправильно посчитала общую кубатуру здания. Члены первой комиссии не только изначально исходили из неверных данных, но и почему-то «забыли» о некоторых помещениях, например, служебных квартирах и всех подвальных помещениях.

    План 1 и 2 этажей

    Поэтому по первоначальным расчётам общий объём здания составил 2362 кубических сажени (почти 23 тысячи кубометров), а при пересчёте - 4521 кубическую сажень (около 44 тысяч кубометров). Медицинское общество не могло финансово потянуть строительство такого огромного здания, пришлось отказываться от некоторых не особо нужных помещений. В итоге объём здания составил около 3000 кубических саженей, или чуть больше 29 тысяч кубометров.

    Строительство началось в 1911 году, а уже в 1913 дом был готов к открытию. Масштаб нового здания медицинского общества впечатлял, поэтому его стали называть «Дворец медицины».

    Смета на выполнение работ

    В газете "Южный край" от 18 марта 1913 года была опубликована заметка, в которой указывалось:
          "Дворец медицины - так можно назвать грандиозное здание нашего медицинского Общества, которое и с этой стороны будет теперь одним из первых в Европе... Здание удалось вполне и оправдало надежды строителй; со всем оборудованием оно обойдется в 360 000 рублей. В настоящее время заботит строителей обстановка мебелью зала и электрическое оборудование его и некоторых помещений, несколько задержавшееся. Из сметы вышли против обычных порядков на 8-10 тыс. руб., и то потому, что пришлось со стороны Скрипницкой улицы очень углубить фундамент из-за проходящих в этом месте подземных галлерей (по направлению к собору). Торжественное открытие здания "дворца медицины" последует 5 мая. Будет освящение и заседание Общества в собственном роскошном зале. Вечером предполагается банкет. Работающие в лабораториях и кабинетах врачи не нахвалятся удобствами и приспособлениями для практичесих и научных занятий."

    Архитектор А.Н. Бекетов

    Алексей Николаевич был действительно свободным художником. Не только в смысле профессии архитектора, которые наряду с литераторами, художниками, врачами, юристами и некоторыми другими именовались «лицами свободных профессий». Он был свободен как мыслитель, творческий человек. Он был свободен от штампов и стереотипов и совершенно не боялся экспериментировать.

    Бекетов считается эдаким певцом эклектики и историзма. У него и в самом деле практически нет «чистых» зданий, то есть построенных в каком-либо едином, строго выдержанном стиле. Бекетов брал за основу определённое историческое направление и, как на стержень, нанизывал на него что-то ещё, обрабатывал и дополнял своими идеями.

    Дворец медицины. Фото начала ХХ века

    В автобиографии Алексей Бекетов написал замечательные строки:
          «Я заставлял своих заказчиков строить свои особняки в самых разнообразных стилях, начиная от мавританского, классики, барокко, итальянского ренессанса и кончая рококо и Венским Сецессионом… Однако, ... при проектировании общественных и правительственных зданий, я всегда придерживался и теперь придерживаюсь того, чтобы наружный облик здания и его плановое решение всегда соответствовали назначению каждого данного сооружения».

    Новое здание должно было стать настоящим Дворцом медицины, символом её торжества. Поэтому архитектор Бекетов и выбрал достаточно строгие и одновременно мощные, величественные, но без лишнего пафоса формы неоклассики - обращения к не так давно (по отношению к тому времени) ушедшему прошлому, второй половине XVIII - первой половине XIX веков. В Харькове до сих пор сохранились здания этого периода, построенные в «чистой» классике, например, усадьба дворянина Дмитрия Сердюкова на Чернышевской, 14.

    Но поскольку бекетовский Дворец медицины был всё же переосмыслением классики, то великий архитектор смешал несколько стилей, добавив черты и ренессанса, и модного тогда модерна.

    Фасад здания (из архива Максима Розенфельда). Фото Дмитрия Орленко.

    Ещё более роскошным был интерьер здания. Так, шикарная парадная лестница была изготовлена из мрамора итальянской фирмой «Франческо Котти» и стоила порядка 10 тысяч рублей. Недешёвой была и остальная обстановка. Вот что писал «Южный край» 26 августа 1913 года:
         Дворец медицины. В настоящее время медицинское Общество деятельно готовится к торжеству открытия, вновь выстроенного на Пушкинской улице, роскошного своего палаццо. На днях Общество получило полный наряд мебели. Сейчас уже вполне окончена омеблировка зала заседаний и зала правления. Зал заседаний уставлен стульями, отделанными в стиле "ампир". Кресла остальных комнат - театрального типа, с поднимающимися сиденьями. Заказ мягкой мебели был выполнен фирмой Лютера в Варшаве, венской - петербургскою фирмой Коне. Обстановка зала заседаний и правленского стоила до 9 т. р. Одних стульев и кресел получено 440 шту. Вся обстановка здания обойдется Обществу до 70 т. р., не считая устройства электричества, и оборудование его арматурою, которое будет стоить приблизительно 27 т.р. В настоящее время прокладка электрических проводов почти везде закончена. День торжества открытия еще точно не установлен, оборудование же здания предполагается совершенно закончить к 1 сентября."

    Интерьер здания (из архива Максима Розенфельда). Фото Дмитрия Орленко.

    Всего строительство Дворца медицины обошлось Харьковскому медицинскому обществу в 360 тысяч рублей. Гонорар архитектора Бекетова составил 10 тысяч - огромные сто лет назад деньги.

    Интерьер здания (из архива Максима Розенфельда). Фото Дмитрия Орленко.

    Новое здание собирались освятить 5 мая 1913 года. Чтобы открытие Дворца медицины было ещё более торжественным и знаменательным, до этого времени отложили даже празднование 50-летнего юбилея медицинского общества, которое должно было состояться ещё в 1911 году.

    Но к маю 1913-го не все работы в здании ещё были готовы. Открытие перенесли на осень. И тут грянуло «дело Бейлиса». В октябре, незадолго до вынесения приговора, члены медицинского общества высказались в пользу того, что убийство мальчика Ющинского не могло быть ритуальным. Управляющий губернией вице-губернатор Масальский закрыл общество. Вновь заработало оно уже в ноябре.

    Как ни странно, новое здание медицинского общества не было открыто и в 1914 году. Во всяком случае, я не нашёл такой даты, более того, я говорил с несколькими исследователями истории медицины и вообще дореволюционной истории Харькова - и никто из них не встречал в архивах упоминания об этом событии.

    В августе 1914-го началась война и стало не до того. Учреждения, помещённые в новом здании, понятно, работали. Осенью того же года одно из крыльев на 3-м этаже предоставили под лазарет для раненых. Далее события в стране развивались ещё более стремительно и радикально - революция, смена власти...

    «Торжественного открытия» здания Харьковского медицинского общества, возведённого архитектором Алексеем Бекетовым, история так и не зафиксировала.

    Но важнее то, что функцию свою здание выполняло исправно, с первого и до сегодняшнего дня. За все годы здание ни разу не поменяло профиль - сейчас там находится НИИ микробиологии и иммунологии имени И. И. Мечникова.

    Источник: mediaport.ua

    Балаклиец Анатолий: персональный сайт © 2008 -


    Flag Counter
    МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Яндекс.Метрика