Get Adobe Flash player
    Библиотека

    Александр Чернай - забытое имя научного Харькова

    Чернай В.Ф.





    Чернай
    Александр Викентьевич

    (1821 – 1898)

    Цель выбрав благую, к ней прямо иди. Себя приучи не страшиться труда.         
    Труд с разумом, с честью в согласьи всегда ...        

    Фирдоуси  



    Если Вы, дорогой читатель, будучи в Киеве, зайдете в Киевский музей природы, то прямо на входе увидите портрет молодого человека, а под ним подпись: «Чернай Александр Викентьевич (1821 – 1898). Украинский зоолог. Дал впервые эколого-географический анализ фауны хребетных Украины.» Эта подпись характеризует едва ли не десятую часть того, что сделал этот человек для нашего Полуденного Края.

    Мы поведем рассказ о незаслуженно забытом заслуженном профессоре потомоке величайшего математика Леонарда Эйлера Александре Викентьевиче Чернае, который выбрал удивительную жизненную стезю – зоологию. Окончив с серебряной медалью Санкт-Петербургский университет, учась на физико-математическом факультете, слушал лекции у профессоров: Земницкого, Постельса, Остроградского (да, да, того знаменитого), Гесса и Купфера. Специализировался по классу зоологии и сравнительной анатомии, а стажировку проходил у самого Федора Федоровича Брандта при музее Академии Наук.

    Полный курс обучения в то время составлял 6 лет и был подобен современному не платному, а по способностям – магистрату. Курс состоял из трех ступеней: 1. Предварительные курсы – 2 года, младшие студенческие – 2 года и старшие студенческие – 2 года. Александр Викентьевич с блеском прошел все три, заслужив серебряную медаль. Золотая медаль никому не досталась – требования были достаточно жесткие. Академик Ф. Ф. Брандт ходатайствует перед министерством об отправлении за границу «для окончания образования отличнейшего из числа окончивших курс студентов». Государственные деньги в то время «на ветер» не бросались, за рубеж поехали найталантливейшие и находились под надзором нашего министра при берлинском дворе, барона Меендорфа и генерал-адьютанта Мансурова, которым раз в полгода предоставлялись отчеты о занятиях.

    В Берлине А. Чернай учился у лучшей профессуры Европы того времени – Эренберга, Люхтенштейна, Мюллера, Эрихсона, затем в Париже – у Мильн-Эдвардса, Валентена, Коста и других. Параллельно проходил практику в музеях Вены, Парижа, Лондона, Лейдена, Амстердама, Бонна и Франкфурта. Вернулся в Санкт-Петербург 31 октября 1844 г., впитав в себя все лучшее, что можно было почерпнуть в Европе. По предписанию министра народного просвещения (по советской лжи – махровый реакционер, душитель всего передового) Сергея Семеновича Уварова (1786 – 1855), основателя Пулковской обсерватории, преобразователя Академии Наук, – студенты-стажеры должны были читать пробные лекции в присутствии ученых.

    А. В. Чернай с блеском защитил свой фолиант под названием «Современный взгляд на происхождение животных, их развитие, организацию, внешнюю форму и взаимные действия с окружающей природой». Кстати, этот «взгляд», как нельзя, актуален и сегодня.

    Чтобы Вы лучше представили, как это было давно, приведу весьма любопытный пример из правил поведения студентов. «Студенты при мундирных сюртуках имеют треугольные шляпы и шпаги … при встрече с особами императорской фамилии студенты, став во фрунт, имеют отдать честь и буде в шинели, то опустить оную с левого плеча …»

    По распоряжению министра С. С. Уварова Чернай распределен в Императорский Харьковский университет. Деньги на проезд 571 рубль 84 коп. серебром он получил из Главного казначейства, а его друзья шутили: вот если бы медаль по окончанию института была бы золотая, то и «прогонные до Харькова» выдавались бы золотом.

    Александр Викентьевич прибыл в Харьков в меховой полости в начале февраля 1845 г. Принимал его на работу ректор университета Петр Петрович Гулак-Артемовский, а уже летом Чернай совершает свою первую научную экспедицию к Азовскому морю для обследования фауны близлежащих районов. В 1846 г. он получает степень магистра зоологии, что соответствует нынешнему званию кандидата наук, за защиту диссертации «Об устройстве, отправлении и значении крыла в систематике птиц». Эту работу в дальнейшем использовал в своей работе известный авиаконструктор С. Гризодубов. Уже в следующем 1847 г. Александр Викентьевич предоставил изумленному совету института интереснейшую работу, которая легла в основу его докторской диссертации: «Монография уксусного червячка». По этой технологии получали уксус на харьковском уксусном (ныне дрожжевом) заводе боле 100 лет – до 1958 года! Кстати, современный уксус, полученный химическим путем, мягко говоря, не полезен и добавляется только для вкуса, дестабилизируя работу печени.

    Молодой ученый (26 лет) А. В. Чернай отправляется в крупную двухлетнюю экспедицию с исследовательскими целями по губерниям – Харьковской, Полтавской, Воронежской, Екатеринославской и земле Войска Донского. Обследовав обширнейшую территорию, около 4 тысяч верст, Александр Викентьевич собрал и обработал материалы, вошедшие в двухтомную монографию. Это был первый систематизированный капитальный труд по зоологии на территории Украины. Свои наблюдения и полученные результаты по определению и систематизации животных ученый свел в сравнительные таблицы, позволяющие и сегодня анализировать незавидное, постоянно ухудшающее положение наших братьев СТАРШИХ по возрасту, которых мы обычно считаем меньшими. Мы их утесняем, уничтожаем, убиваем, вольно или невольно, они безуспешно пытаются к нам приспособиться.

    Вернемся к нашему герою. Первые годы А. В. Чернай излагал все отделы систематики животных, а также общую и сравнительную зоологию, сравнительную анатомию, палеонтологию млекопитающих, энтоморфауну, гистологию, анатомию, физиологию и эмбриологию человека. Кроме этого, вел микроскопические демонстрации и готовил специалистов по редкой и поныне специальности – скелетированию. Причина такой огромной учебно-научной нагрузки одна – за 40 лет существования университета не было до Александра Викентьевича ни одного настоящего специалиста в области зоологии, и преподавание вели минерологи, ботаники и другие. С честью выдержав это испытание, Чернай заложил основу малороссийской школы зоологов и воспитал прекрасных учеников, достойных своего знаменитого учителя. Это профессоры и преподаватели Масловский, Ганин, Зеленский, Степанов, Ярошевский, Пенго, Чернявский и, конечно же, Мечников – будущий Нобелевский лауреат. Он был вхож в дом к Александру Викентьевичу и относился к учителю с благоговением. В дальнейшем Мечников использовал конспекты его лекций при обосновании теории происхождения многоклеточных организмов. Великий Харьков «трудился» на Нобелевских лауреатов четырежды, вклад в одного из них сделал и А. В. Чернай.

    Вскоре известного и уважаемого ученого назначают заведующим зоологическим кабинетом, где при его активном содействии число экспонатов доводится почти до 20 тысяч. В результате войн, революций, частых смен власти, эвакуаций современный музей заключает в себе 16442 экспоната. Могло быть на порядок меньше, если бы не самоотверженная работа нынешних сотрудников – последователей дела Александра Викентьевича.

    Результаты экспедиции 1849 года были столь объемны и впечатляющи, что нашему герою присваивают звание экстраординарного профессора. От роду профессору было всего 27 лет! Спустя 2 года Александр Викентьевич напечатал второй том «Фауны харьковской губернии и прилегающих к ней мест», за что производится в чин коллежского советника и награждается орденом Святой Анны 2-ой степени; в те времена награды попусту не давали. В период следующих 6 лет Чернай совершает очередной научный, я не побоюсь этого слова, подвиг, напечатав «Систематический каталог Зоологического кабинета с историческим введением». Описать, систематизировать, дать математико-статистические характеристики более, чем 20 тыс. экспонатам на латыни – это потрясло даже бывалых.

    Каталог был напечатан в 1854 г. и о харьковской школе зоологов узнал весь ученый мир. Очередная награда не заставила себя долго ждать. Александр Викентьевич переводится в чин статского советника и награждается орденом Св. Станислава 2-ой степени. Этот огромный труд лег в основу создания при Харьковском университете музея Природы, существующего у благодарных харьковчан и по сей день. Музей сейчас держится из последних сил, как на войне – «до прихода наших», в нем 22 действующих зала, впечатление, особенно на детей, производит потрясающее. Львовский музей природы необоснованно претендует на роль лидера в Украине, имея мизерное количество экспонатов и всего три демонстрационных зала. Комментарии излишни. Мы, «харьковцы», к нашему музею Природы относимся СРЕДНЕ, т. е. между ПЛОХО и ОЧЕНЬ ПЛОХО.

    Опять вернемся в ту эпоху.

    Александр Викентьевич, будучи деканом физико-математического факультета, состоял действительным членом общества испытателей природы (по-современному, занимался экологией). И если в Москве он был в Совете Общества, то в Харькове являлся его председателем 10 лет. Работал он также в Императорском русском обществе акклиматизации животных и растений и в Губернском статистическом комитете г. Харькова. К почтенным 47-ми годам, а это уже 1868 год, Александр Викентьевич был делегирован на первый съезд русских естествоиспытателей в Санкт-Петербурге. Там его избирают в комиссию по модернизации существующего преподавания во всех вузах Российской империи. В состав комиссии вошел цвет России того времени: Щуровский, Больцани, Маркузен, Менделеев, Рахманинов, Чернай и Феофилактов. Русская наука выходила на широкую дорогу. Впечатляющим по составу был и сам 1-ый съезд естествоиспытателей, назову лишь некоторых из участников: проф. Бекетов А.Н., академик Брандт А.Ф., проф. Веселовский К.С., непременный секретарь АН СПБ, адмирал Литке, президент АН СПБ Менделеев Д. И., доцент Мечников И. И., академик Овсянников Ф. В., директор Пулковской обсерватории Струве О. В., ботаник Тимирязев К. А., астроном Фусс В. Е., академик математики Чебышев П. Л., проф. зоологии Чернай А. В. и другие – всего 465, а из них приезжих 113 человек.

    Заседание зоологического отделения состоялось 31 декабря 1867 г. под председательством проф. Черная А.В. Удивлению приглашенных ученых Европы не было предела. А. В. Чернай комментировал доклады на трех европейских языках: английском, немецком и французском с применением общепринятой латинской терминологии. Следующее заседание по рекомендации Александра Викентьевича проводил И.И. Мечников. Пресса Европы, европейский научный мир с изумлением следили за работой съезда, ведь до последнего времени считалось, что серьезных исследований в России быть не может. Правда, не все так считали. Второго января 1868 г. председателем было прочитано заявление знаменитого английского ученого Чарльза Дарвина, вежливо просившего русских ученых сообщить ему, по возможности, точные ответы на поставленные им вопросы по антропологии человека.

    Профессор Чернай дал обозрение о фауне беспозвоночных животных и вредных насекомых и паразитах Харьковской губернии. Все эти данные зафиксированы в томе «Трудов 1-го съезда русских естествоиспытателей», вышедшем в 1869 г. Резонансные статьи по работе съезда отмечались и в «Отечественных записках».

    В 1868 г. советом Харьковского университета посылается императору России письмо, в котором есть такие слова: «... сила народа – в твердости сознания его прав и обязанностей; уяснение этого сознания – дело образования ...», подписано ректором Кочетовым и членами совета института: Лавровским, Чернай, Полюмбицким и Альбрехтом.

    На 2-ом съезде в Москве Александр Викентьевич отсутствовал, он был в очередной экспедиции и готовил результаты ее к публикации.

    На 3-ем съезде в Киеве, проходившем с 20 по 30 августа 1871 г. опять был цвет русской науки: Бекетов Н. Н., Брандт А. Ф., Бутлеров А. Н., Гиршман Л. Л., Кесслер К. Ф., Ковалевский А. О., Менделеев Д. И., Склифософский Н. В., Чебышев П. Л., Чернай А. В., Эдельберг А. Н. и другие.

    На последующих трех съездах были уже ученики Александра Викентьевича: Ганин, Зеленский, Пенго, Мечников, Рейнгольд, Ярошевский, Чернявский, Чернай Н. А. (сын Александра Викентьевича) и Кочетов.

    Четвертого февраля 1864 г. Чернай произведен за отличие в действительные статские советники (в армии это чин генерал-майора) и с 7-го мая 1868 г. занимает должность «исправляющего обязанности заступающего место ректора» (первый проректор в наше время). Когда Александр Викентьевич выезжал за границу, его место декана физико-математического факультета занимал г-н Бекетов.

    Приказом от 30 мая за № 9 и 4 июня за №11 1870 г. утвержден ординарный профессор Чернай – заслуженным профессором. Заслуги его перед Родиной – поистине велики. Придя в Харьковский университет 24-х летним молодым человеком и проработав в нем около 30 лет, Александр Викентьевич Чернай стал одним из создателей малороссийской школы зоологов и естествоиспытателей, которая благополучно здравствует и поныне.

    Казалось бы, все, жизнь идет к закату, дети выросли, что еще надо, но каков закат у Александра Викентьевича – Как и вся жизнь, прекрасный.

    Во-первых, учено-литературный труд А. В. Черная лег в основу «Курса сравнительной зоологии», отмечен как лучший в отчете министерства просвещения и вошедший в программу преподавания этого предмета во всей Российской империи.

    Во-вторых, анализируя и систематизируя животных Харьковской и прилежащих к ней губерний, Чернай, подобно знаменитому Чарльзу Дарвину, описал и охарактеризовал 3306 видов, куда входили животные, млекопитающие, птицы, земноводные, нагие и чешуйчатые, рыбы, насекомые, паукообразные, ракообразные, кольчатые, круглые и плоские черви, явноголовые и безголовые моллюски, мшанки, гидры, инфузории, губки и корненожки. Ареал исследования был огромным: от Орловской губернии на севере до земель Войска Донского на юге и от Днепра на западе до Дона на востоке. В то далекое время на всем земном шаре было описано 110000 всех видов живых существ, а ОДИН Александр Викентьевич Чернай описал, систематизировал и всю жизнь давал рекомендации по взаимодействию с человеком 3306 видов, три процента от всех известных. За эту огромную работу 12 января 1871 г. за № 106 – заслуженному профессору А. В. Чернаю следует награждение – орден Св. Станислава 1-ой степени. Он – первый и пока единственный кавалер всех трех степеней ордена Св. Станислава на Украине. Святая Родина ценила своих жертвенных подвижников на поприще науки. «Отметить о сем в формулярных списках упомянутого лица по принадлежности».

    В конце жизни Александр Викентьевич открыл курс сравнительной анатомии с пополнением физиологических и эмбриологических сведений. Будучи с 1845 г. бессменным заведующим зоологическим кабинетом, в дальнейшем разросшимся до музея природы, он (Чернай) прекрасно выполнял таксидермические работы для будущего музея природы. А его акварели, где запечатлены животные Харьковской губернии, как святыни сохраняют сотрудники музея Природы и по сей день.

    Имя Александра Викентьевича Черная есть во всех справочниках и энциклопедиях: Берлинской, Пражской, Брокгауза и Ефрона, Советской Украинской и других.

    Жил Александр Викентьевич на Екатеринославской улице, ныне Полтавский шлях, №42. Справедливо, целесообразно и честно было бы установить хотя бы памятную доску на доме, где жил и творил для харьковчан, соотечественников и всего человечества этот скромный, гениально талантливый ученый в удивительно интересной, редкой области деятельности человечества – зоологии. Ведь через Творение мы познаем Творца.

    Если человек всего себя без остатка отдает своему поприщу, это не только множит славу Отечества, когда это поприще связанно с познанием Божьего мира это ведет человека к Богопознанию, просветляет душу и в конечном итоге служит орудием спасения души.

    Эта статья написана по настоятельному поручению уже ушедших из жизни О. А. Черная (моего дяди) и О. Ф. Ларина (моего брата). Их завет я выполнил.


    Праправнук А.В.Черная,

    Валерий Чернай.


    Источник:

    "Русь Триединая"

    Дополнительная информация:

    Филипп Дикань. Потомки Эйлера и аристократы от науки.

    Харьковский национальный университет имени В.Н.Каразина. Очерк по истории кафедры зоологии и экологии животных.

    Балаклиец Анатолий: персональный сайт © 2008 -


    Flag Counter
    МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Яндекс.Метрика